Мой отчет. Часть пятая.

Капитан 3-го ранга Алиса Спенсэр, начальник медицинской службы
IMG_3528
Думая об Алисе, только сейчас я понимаю, что всю жизнь смотрела на нее сквозь двойную призму отношений.
Во-первых, Холдейн. Для меня она всегда была девушкой Кристофера, с которой он не спешил близко знакомить своих друзей. Ну а потом бывшей девушкой моего парня, что тоже, в целом, не способствовало объективности. Одна сцена хладнокровного расстрела друг друга на учениях чего стоит!
Но личные отношения личными отношениями. Было и другое, о чем говорили и думали все - не агент ли Мезы Алиса Спенсер? Не всторен ли в нее специальный чип, который заставит ее уничтожить всех нас в ответственный момент? Я не знаю, как живется человеку, которого всю жизнь подозревают в том, чего он не замышлял и не совершал. Видимо, непросто. Она никогда не говорила об этом. А я никогда не спрашивала. Зря, конечно.
Когда мы возвращались из соларианской ВШО, гражданка народный комиссар Трейси Кристиан рассказала мне, что Алиса Спенсер из освобожденных генетических рабов. И вроде как это ни для кого не секрет. И тогда многое становилось понятным - особая расположенность преподавателя по медицине, которая не скрывала своих связей с Мезой, успехи в абордажном деле, лучший снайпер академии. Это было так просто - наклеить ярлык, пометить специальной галочкой и учитывать в диспозиции.

Я не сказала тебе ничего про свое ранение. Вместе с Лагранж мы изобразили все как недомогание, стресс, недосып - с чем обычно попадают в медблок вне боевой ситуации?.. Нарушение Устава или защита от лишних рисков? Тут ведь как…
Я прогоняла тебя с мостика, ссылаясь на Устав и штатное расписание. Это ведь так удобно - объяснять свои действия предписанными формальностями.
Но все же…
Я видела, как ты готовишься к полету. Тот, кто болеет за дело душой, вкладывает в него много времени и сил, не сможет его так просто бросить и предать. Кто внимателен к экипажу, заботится о каждом, обретает внутреннюю связь, которую не так легко порвать. Это не значит, что экстремальная ситуация с внезапной сменой ориентиров исключена. Это значит, что если то, чего мы все опасаемся, произойдет, тебе понадобится время, чтобы принять решение, а у нас будет время, чтобы успеть среагировать.

Но история, как всегда, расставила все по местам, преподав свои уроки.
Урок первый. Сомневаешься - поговори, расставь все точки. Если предатель скажет неправду, это пробьет брешь в его броне, не в твоей. Если он не предатель, пусть все будет честно сразу.
Урок второй. Не мешай "отношения" с компетенцией.
Урок третий… Да к черту уроки. После недоверия и несказанных слов ты идешь со мной на смерть. Я не знаю, что побудило тебя принять такое решение, но раз так, я выдергиваю все странички из черной книжечки про тебя и сжигаю их. Между нами больше нет ни Холдейна, ни подозрений. Вот моя рука, дружба и доверие.
А об остальном пусть заботится комиссар Стрейт.


Корвет-капитан Рахиль Ампаро Хосе Иинг Мариса Рамирез-Адамсон, медик
IMG_3256
Красотка, каких поискать - белокурые локоны, обворожительные глаза, мягкий нежный голос. Такой красоте не место на войне.

- Рахиль, вы знаете, что ваш отец попросил помощи у Народной Республики Хевен? Вы понимаете, ЧТО это означает?
- Нет! Он не мог так поступить! Он бы никогда так не сделал!

Большие войны всегда начинаются с маленьких, но очень гордых государств. Я прекрасно помню ту ночь в Академии. После учений и последовавших за ними совместных пьянок, в нашей кают-компании адмирал Цербини сообщил последние новости. Новый законно избранный президент Республики Сан-Мартин попросил помощи у Народной Республики Хевен в урегулировании конфликта по итогам выборов. И мы, связанные обязательствами, не можем отказать нашему союзнику.
Я помню, как у меня тогда внутри все ухнуло в пропасть. Все планы, идеи, радужные перспективы мирного сосуществования - всё, чем я жила предыдущие дни, в мгновение ока превратились в горстку пыли.
- Но мы ведь можем все изменить, не допустить войны! Иначе зачем мы здесь?!
- Пытайтесь, - устало сказал адмирал. - Это ваш мир, вам в нем жить, поэтому надо бороться до последнего.
И я пыталась. Стучала в двери, звала сан-мартинцев, но тщетно. До кого достучишься в полчетвертого ночи?
Не помню, что делала потом, наверное, мрачно пила с кем-то. Легла в 6, встала в 8, чтобы застать союзников хотя бы до завтрака. Нашла только Рахиль. Конечно же, она ничего не знала. Конечно, она отрицала действия своего отца. Конечно. Никто не хочет брать на себя ответственность за войну.

Когда мы уезжали из ВШО, она сказала, что хочет остаться в Соларианской лиге. Я помню, как уговаривала ее поехать с нами, на Хевен, или вернуться на Сан-Мартин, ведь ничего не потеряно. и мы по-прежнему союзники. Потом, вдогонку я отправила ей письмо, но она не ответила. А может, оно и не дошло до адресата.

Говорили, что она действительно осталась в Соларианской лиге. И тем более странно было ее назначение на Гагарин. Что привело тебя сюда, милая Рахиль? Жаль, что мы не встретились с тобой до экспедиции, не успели пообщаться в штатной обстановке, потому что БГБ решило поговорить с тобой об этом раньше меня.

- Гражданка старший офицер, вы ведь у нас отвечаете за экипаж? Тут пишут, что нашего офицера держат взаперти, не дают выйти из медблока. Разберитесь со своим экипажем!
Это Каша Пьер решил поиграть в игру "перекинь на товарища свой геморрой". Ха-ха-ха, нашел с кем.
- Гражданин капитан, боюсь не в моей компетенции оспаривать решение БГБ. Тем более, что вы сами недавно мне по этому вопросу сделали замечание. Так что разбирайтесь с ними сами, если хотите.
Я возвращаю ему письмо от Рахиль Рамирез, в котором она сетует капитану на то, что комиссары запретили ей покидать место службы.

Я даже не удивляюсь, когда выясняется, что Соларианская лига оказала на нее очень большое влияние. Соларианские технологии, наноботы, универсальное лекарство. И она, ученый с жаждой исследований и открытий. Так зачем же тебе нужна была эта война и этот корабль, милая Рахиль?

Старший лейтенант Октавия Оливейро Лагранж, медик
0_8a098_f149d834_XXL
"Сестра, ты помнишь, как из боя
Меня ты вынесла в санбат?.."
- Октавия, у меня проблема, грозящая перерасти в катастрофу!
- Что такое?
- Я забыла дома туфли!!!
- О, не беспокойся, у меня как раз их три пары.
Иногда, исчезающе редко, нам встречаются такие люди, чей талант - оказаться рядом, когда очень нужно. Главное потом - не потерять их.
Она прикомандирована младшим медиком на мой корабль в 1910-м, мы летим на Талбот. Вспоминая ту битву, я думаю, как многим я обязана жизнью. И сколько было тех, кто не разобрался в ситуации. Октавия была из первой группы. Ее начальник - из второй.
С тех пор она со мной, как неслышимый ангел-хранитель.
...
- Октавия, у меня проблема.. Об этом знает только Пьер, и я не хочу чтобы знал еще кто-то, особенно Спенсер.
...
Вот она приходит на мостик по моему вызову. Ей достаточно взгляда, чтобы понять, подхватить меня на руки и отвести в медблок. Все так спокойно, в штатном режиме, никто ничего не замечает.
- Я доложу капитану, что вы отдыхаете.
Релаксационная капсула - лучшее, что можно придумать. Но есть в ней и ужасное - когда ее нужно покидать, чтобы отправиться на вахту. Каждая клеточка организма просится обратно, а принц, который разбудил бы спящую красавицу, все не приходит. Вот, мы вяло начинаем беседу, вот мы вспоминаем общих знакомых, вот мы уже поем песни под мой саундрек. "Ты не слышала песню "А Гагарин летит!"?!! Сейчас мы восполним этот пробел!"
...
Кают-компания и 20 минут, чтобы отдохнуть. Она ничего не спрашивает, просто укрывает меня теплым пледом.
...
Но ангелы бывают не только хранителями, но и вестниками.
"Радиация дала сильные осложнения… Гражданка Дюпре..."
"У нас нет нужного лекарства… Барбара Торн..."
"Мы можем спасти только одного, гражданин капитан… Давион или Рамирез?.."
...
Такова война. Кому-то суждена смерть, кому-то жизнь. А кому-то просто чуть-чуть больше везет.
Мы отправляемся на Мантикору, и я знаю, что ты стоишь за моим плечом.
мои туфли,пледики и дружба всегда к твоим услугам!
Я как самая талантливая ничего не читала до игры, кроме половинки вселенной хонор харрингтон, и регулярно удивлялась всеобщей паранойе по поводу рабов, Рабсилы... как что-то плохое!