Мой отчет. Часть шестая.

Майор Кристофер Холдейн, Командир секции абордажа и десантирования
055-_MG_9411
Не могу сказать, что мне легко писать про Кристофера Холдейна - между нами было многое, чего не уместить в паре слов. И дело даже не в личных отношениях и не в сложных ситуациях. К-Холдейн стремился быть простым и прямолинейным, но обстановка заставляла задумываться о многом, а пути решения были не всегда прямыми. Одно я знаю точно. Кристофер всегда стремился спасать, а не убивать людей. И даже командуя абордажными группами, он всегда следовал этому принципу - минимум потерь среди своих.
Впрочем, вы наверняка здесь ждете рассказа о том, что же было между Ю и Холдейном. И каким бы странным это не казалось, мне тоже нужно все рассказать, чтобы наконец сформулировать, что там было между нами, и поставить уже точку.

Я не могу вспомнить, сколько времени мы знакомы. Дружили мы еще до ВШО, это точно. Вообще дружить с Холдейнами легко и приятно, а главное - надежно. Мне всегда было важно это ощущение опоры. Так, наверное, бывает у всех младших сестер.
...
- Стефания, я при поддержке пацанов обсудил проблему с нашими масадскими коллегами.
- И какие результаты?
- Они пообещали, что придут извиняться.
Спасибо, друг! Только что ты решил сложную дипломатическую коллизию. Не знаю, чтобы было, если бы не вы.
...
"Мне не нужно думать" - говорил Холдейн. - "Мой мозг состоит из трех частей: Джохан Холдейн, Алиса Спенсэр и Стефания Ю".
Приятно знать, что твое мнение важно. Но все равно наши доли в его голове не будут равнозначны.
...
- Я отправлюсь служить на медицинский корабль.
- Чтоооо? Да ты в своем уме! У нас война! Как же Народный флот? Что говорит Холдейн-умный?
- Если Алиса пойдет туда, а буду вместе с ней.

Ну вот и все, собственно. Так распался мозг К-Холдейна.

Прошло много лет до того, как мы встретились снова. Однажды в закрытых сводках проскочило его имя в связи с участием в операции против Мезы, которую они провели вместе с монти. Но информация об этом инциденте была крайне скудна, а сам Холдейн по этому поводу отмалчивался, предлагая спросить у других участников.
В следующий раз мы увиделись только в 1909 году, когда его назначили в нашу с Пьером группу для очередной секретной операции в какой-то жопе удаленной части сектора. Так странно, но помню я о ней НИЧЕГО, видимо произошло такое вытеснение. Мало того, что все было чертовски засекречено, так еще и сознание старается забыть этот ад.
Кажется, все было даже неплохо, пока у меня не сломался аэрокар над поверхностью планеты, где был только лед, снег и белое безмолвие. Холод, темнота и чудовищный страх - вот все, что я помню. Невозможно было послать сигнал о помощи, иначе бы его сразу засекли не те, кто должен был. Чтобы не поддаться искушению, я сломала систему связи, оставшись умирать наедине со своими кошмарами. Если бы не Холдейн, я бы так там и осталась. Он настоял на поисковой экспедиции, прочесал со Смитом весь сектор, чтобы найти меня.

Однажды на встрече с курсантами Народной академии флота у нас зашел разговор про смерть. Ну так, ненавязчиво, знаете. Тема важная, а в Академии про нее говорят мало. Мой ответ даже где-то потом цитировали, наверное поэтому я его запомнила. Сказала я курсантам вот что:
"Умирать не страшно, когда ты не один.
Тогда ты знаешь, что в конце темного туннеля будет выход, свет и руки друзей.
Страшнее оказаться в одиночестве и однажды не найти выхода. Это и есть настоящая смерть."


Вот она-то и догнала меня тогда. Никогда не думала, что будут так сильно бояться темноты и одиночества. Но по счастью, нашлись те руки, которые вытащили меня. Кристофер все понимал и был рядом столько, сколько потребовалось бы. Ну а потом, слово за слово, мы стали встречаться… Хотя это не слишком-то подходящее определение для таких отношений, правда? Я не могла существовать без него, как без воздуха. Он стал воплощением света и тепла для меня. И так хорошо и надежно было за его крепким плечом…
И тут у внимательного читателя могут появиться вопросы. Нет, он ничего не знал про Рауля, а я традиционно постеснялась рассказать. Мы жили здесь и сейчас, а как иначе, если любой миг может оказаться последним. Но да, очень стыдно. Не поступайте так никогда. Потому что момент расставания случился все равно, и был тяжелым для обоих.
После Талбота и его кровавых событий, я традиционно провела много времени в госпитале, а потом в санатории на Сан-Мартине. Снова встретившись с Раулем, я поняла, что невозможно так жить, и после возвращения заявила Кристоферу, что нам нужно расстаться. С моей стороны это была черная неблагодарность, потому что во-первых, причин я не стала объяснять (ну а что тут скажешь?), а во-вторых, Холдейну на Талботе пришлось очень тяжело, а я никаким образом не смогла его поддержать после того, как все закончилось.
Я не знаю, как так выходит. Мы водим корабли по космическим просторам, командуем сражениями, выдумываем победную стратегию и тактику, а в личных делах все равно остаемся недальновидными глупцами. Спасибо тебе, друг, что не возненавидел меня тогда. Хотя "А теперь Алиса Спенсэр стреляет в Стефанию Ю!" я надолго запомню!

Конечно, я была рада твоему назначению на КНФ "Юрий Гагарин". Тем более, что собрались все жители комнаты №5 из ВШО - оба Холдейна, Пайнэппл, Картер - ребята, с которыми вообще ничего не страшно.
Время, проведенное в "Вечной мерзлоте" не прошло для тебя даром. Любое возможное время ты посвящал тренировкам личного состава - стрельбы, абордаж, собрать обойму на время, рукопашка, снова абордаж. Инструктаж по субординации, назначить самому себе выговор и наряд вне очереди, вклиниться с довольным видом за завтраком между мной и Алисой - столько всего надо успеть за одно утро. Ты тоже не даешь себе ни единой свободной минутки, чтобы внутренние бесы не одолевали тебя?

Вот он стоит надо мной, смотрит укоризненно, а я пытаюсь спрятаться под одеяло с головой, будто это поможет.
- Алиса мне передала твою просьбу. Ты не хочешь сказать, что с тобой?
Я хлопаю рукой по кровати, приглашая его сесть. Он садится, я беру его за руку.
- Со мной все хорошо, спасибо докторам. Давай уже мой лимон!
- Держи. Обращайся, если что. Лимонов у меня много, хватит на весь полет.
Я смеюсь, он улыбается, а где-то в подсознании бьется предательская мысль о том, что вот Холдейн всегда рядом, когда трудно. А Рамирез? Вот где он?

- Гражданин Холдейн! Как капитан КНФ "Юрий Гагарин" выношу вам благодарность за победу в бою с превосходящими вдвое силами террористов и отсутствием потерь в личном составе!

- Есть ли информация о месте дислокации противника?
- Нет.
- Его количество?
- Нет.
- Знаем ли мы хоть что-то о расположении сил, схемы базы, их вооружении?
- НИЧЕГО.
- Ага. Характеристики стандартные.
...
Но потом начали приходить сложные решения - сан-мартинская генеральша, масадская база, Золотая Лань… Что из этого тебя подкосило? Почему ты не хотел поговорить об этом хотя бы со мной?

И знаешь, теперь я понимаю - проблема в том, что ты слишком много думал сам, Холдейн. Зря ты отказался от своего составного мозга.
Теперь мы летим на битву за Мантикору: я, Алиса, Джохан, почти все наши. А ты - нет. Каждый знает - любое дело надо довести до конца. Закончить эту войну уже, наконец! Но ты сдался, сломался, не смог… Надеюсь, тебе хорошо там на ранчо в пончо. Надеюсь, что ты там не один. Гражданину НРХ противопоказано отделяться от коллектива. Иначе не выбраться из тьмы.
Tags:
Круто!
Вот значит как было. Пиши больше про тайное и замесное!
И вообще, в отчетах нужно больше Холдейнов! Еще же один остался... ой!

...
без шуток понравилось про смерть.
Про смерть - это игровой текст на самом деле.
В какой-то момент Клэр попросила написать текст на тему
"Так как твой персонаж — известная личность с важной должностью, то про тебя все давно собирают информацию. А уж у вражеских особистов на тебя лежит огромное досье. Напиши, пожалуйста, про себя абзац или пол-абзаца, из которых можно понять, какой же у тебя страх. Это может быть писание случая, рассказ в новостях или просто лирика. Главное, чтобы замесно и интересно."

Вот, собственно, он и был про страх/смерть.
Не знаю только, попало ли это в игру.
Ю боялась одна оказаться в открытом космосе?
Это прекрасно! Очень здорово!
Было интересно прочитать что же было! :)

И про смерть - отлично, да.
Спасибо!
Я думал окончательно попрощался с персонажем, ан нет. Твои отчеты возвращают в этот мир и он опять оживает.
Не знаю уж, хорошо это или плохо, оживлять персонажей после игры.
Но так зато останется память надолго.